Статья Генерального директора журнала Сноб

Марина Геворкян 27.09.2016

Как ходили дети в Африку гулять

7 причин съездить в Кению

Мои отношения с Африкой начались лет пятнадцать назад в ЮАР. Прошли годы, а я до сих пор могу четко представить стада зебр или стаи фламинго в парке Крюгер, как будто это было вчера. Потом в наших отношениях был перерыв. Египет, хотя и относится к африканским странам, все же не отражает африканского духа, как Центральная и Южная Африка.

Были другие страны и континенты: мимолетные встречи с Европой и стойкая привязанность к Гималаям. В прошлом году на сайте snob.ru в блоге Александра Холопова  я увидела фантастические фотографии из Африки и поняла, что пора возобновить наши отношения. Тем более что моя шестилетняя дочь бредит дикими животными.

По моему глубокому убеждению, нужно как можно раньше начать разделять с детьми свои собственные увлечения. Дети намного выносливее, чем мы думаем. Увлекая их путешествиями, мы получаем единомышленников, соратников на долгие годы. Во всяком случае, я очень на это надеюсь.

Наше «приключение» начинается в столице Кении — Найроби, куда можно добраться из Москвы с пересадкой в Дубае, Дохе или Стамбуле. Мы остановились на перелете Emirates по 5 часов со стыковкой 4 часа. Дочь без единой жалобы переносит все ночные перелеты и ожидания. Она едет к своей мечте — увидеть диких кошек в саванне.

Кения уже при первом взгляде превосходит мои ожидания. Найроби оказывается чистым и современным городом с лавочками торговцев, мальчишками — разносчиками газет, зелеными улицами, а также крупными торговыми центрами, пробками и строящимися транспортными развязками.

Сафари начинается на следующее утро. Мы выезжаем с рейнджером Фрэнсисом из города на практически новом внедорожнике Land Cruiser в специальной версии для сафари.

Дороги в Кении хорошие. Пожалуй, единственное исключение — подъезд к парку Masai Mara; получаешь массаж спины по гравийным и грунтовым дорогам около 100 км. Но я люблю подобные естественные дороги, мне скучно на шоссе. Алиса же просто визжит от удовольствия, подпрыгивая на кочках и ухабах.

Сначала мы приезжаем к озеру Наваша, прославившемуся благодаря розам, которые выращивают в его окрестностях и поставляют практически во все европейские страны. Катаемся на моторной лодке, подплывая к бегемотам на расстояние всего 5-10 м. Кстати, бегемот — одно из самых опасных животных; несмотря на свои габариты и вес, они отличные пловцы, но наша лодка все же быстрее бегемота.

На ночь останавливаемся в хорошем гольф-отеле Great Rift Valley Lodge. На огромных гольфовых полях пасутся зебры. Алиса даже пробует поиграть в гольф. Тренер говорит, что в Кении есть знаменитая семилетняя девочка, которая обыгрывает взрослых гольфистов. В итоге твердо обещаю ребенку гольф-класс в Москве, надеясь на короткую девичью память.

Следующие три дня мы проводим в заповеднике Masai Mara и его окрестностях.

Мы живем в палатке лоджа Fairmont Mara Safari Club, которая стоит на берегу реки Мара, где обитают сотни бегемотов и крокодилов. Палатка напоминает скорее номер люкс: просторная, со всеми удобствами и дорогой мебелью в колониальном стиле.

Днем бегемоты прячутся под водой, изредка выныривая, ночью выходят на сушу поесть травы. Крутой берег — естественная преграда между нами и животными, однако их крики слышны всю ночь. Криками самцы обозначают свою территорию, охраняя многочисленное семейство, состоящее из самок и детенышей. Просыпаемся под многоголосье птиц, а днем, позабыв закрыть «номер» на молнию, обнаруживаем в палатке павиана, пришедшего за фруктами. Он не очень рад встрече, но, убедившись, что мы не опасны, выходит через «дверь».

Следующий лагерь — отель Mara River Camp на шаг ближе к дикой природе, он расположен прямо посреди заповедника, и там нет забора и каких-либо ограждений. Вокруг все та же река Мара с бегемотами и крокодилами. Сидя в баре лоджа, наблюдаем на другом берегу газелей, львов, слонов. Мы живем там два дня в атмосфере повышенной заботы и внимания местных. Около нашей палатки обе ночи дежурит вооруженный масай, хотя, по правде, в этом не было большой необходимости. При таком искреннем отношении уезжать совсем не хочется.

Дневные сафари проходят рано утром и вечером до наступления темноты. В кенийских парках они проходят в машинах, то есть фактически за оградой сидит человек, а не дикое животное. Хотя на одном участке парка нам разрешили выйти из машины, и мы даже погуляли около часа по берегу реки с крокодилами в сопровождении вооруженного рейнджера. Крокодил не опасен на большом расстоянии. Эта совершенная машина для убийства нападает только в случае своей полной уверенности в успехе (обычно пара метров), предпочитая не тратить силы напрасно. Вероятно, поэтому эти рептилии живут на планете уже 65 млн лет.

Через полчаса поездки по саванне перестаешь удивляться обилию газелей, зебр, антилоп, бородавочников, слонов, жирафов, гиен, шакалов и других зверей.

Наблюдаем классическую сцену: лев поедает бегемота, убитого ночью львицами. Рядом крутится пара шакалов в надежде, что им тоже перепадет немного еды. Вокруг чинно расселись грифы, ожидая своей очереди на пир.

Но главная наша цель — гепард. Кто-то может вообразить себя кошкой, кто-то медведем или драконом; моя дочь уже пару лет бредит этим животным, отождествляя себя исключительно с ним. В поисках гепарда мы проводим шесть часов. Мы даже выезжаем на границу Кении и Танзании (фото). О том, что тут проходит граница, извещает лишь небольшой камень с буквами «К» и «Т». Сопровождающий нас рейнджер Фрэнсис объясняет отсутствие военных и приграничных сооружений наличием в этой местности лучших в мире солдат — крокодилов.

Мы колесим 60 километров, заглядывая под каждый куст. Мы даже скооперировались с другими рейнджерами на машинах, разделив парк на участки для поисков. Алиса все это время фотографирует зверей и снимает видео с комментариями на свою собственную «мыльницу». И вот на закате дня, когда мы уже отчаялись найти гепарда, мы вдруг видим его. Фрэнсис с облегчением вздыхает: «Эй, парень, я нашел тебя! Я знал, где искать!» Гепард царственно лежал под кустом. Внимательно нас оглядев, он издал писк и повернулся к нам задом. Рейнджер объяснил, что таким писком он предупредил самку с детенышами о нашем присутствии на их территории. Семейство мы не нашли, что было ожидаемо. Но мой ребенок был счастлив встрече на расстоянии пяти метров с самым быстрым животным на планете. Счастью нет предела.

В эту поездку я открыла для себя не только Африку, но и собственную дочь. Она все время сообщает мне какие-то факты о животных: «Мама, а ты знаешь, что слон очень боится мышей? Они залазят ему в уши». Может, это и общеизвестный факт, но я сомневаюсь и переспрашиваю рейнджера, который подтверждает ее слова. По сути, я работаю переводчиком между Алисой и Фрэнсисом в их беседах о животных.

К слову, удивительна и личная история нашего рейнджера. В его раннем детстве их масайскую деревню посетила научная экспедиция. В ее составе была русская женщина, которая обратила на него внимание. В итоге она уговорила отца Фрэнсиса отдать его в школу и оплатила его обучение, а впоследствии помогла и с колледжем. Теперь он, в свою очередь, помогает одной из своих многочисленных сестер получить образование. А сам мечтает выучить сложный русский язык. В названиях животных уже преуспел.

На следующий день везу Алису в местную деревню, чтобы показать ей, что люди могут жить по-разному. Ребенок сначала не понимает, что глиняное строение, в которое мы входим, — это и есть дом. “А где здесь детская комната?” ” А где их игрушки?” Но ее быстро вовлекают в игру, она уже скачет с местной детворой.  Осознание постепенно приходит — цель моя достигнута.

После пяти дней сафари мы отправляемся загорать на побережье Индийского океана в Момбасу. Нас привозят на остров — в отель Funzi Keys. Наш уютный гостевой дом площадью не менее 100 квадратных метров стоит в 10 метрах от океана. На суше  растут хвойные деревья, в воде — мангры. По утрам отлив добавляет пляжу примерно 100 метров, а вечером вода подбирается практически к дверям. Хозяева отеля держат ферму с домашней живностью, а за рыбой сами каждый день выходят в море. Кстати, гости тоже могут выйти в море на яхте, арендовав ее в отеле. Владеет отелем швейцарская семья. У меня было ощущение переноса в колониальную эпоху с возможностью подключения к Wi-Fi.

Собирая воедино впечатления от нашего путешествия, могу назвать как минимум семь причин, почему нужно ехать в Кению:

  1. Дикая природа как она есть, с полным погружением.
  2. Высокий уровень сервиса и безопасности. Можно спокойно ехать с детьми.
  3. Приятный мягкий климат. В самом жарком месяце, феврале, температура днем не поднимается выше 30 градусов, а вечерами не опускается ниже 15. На побережье Индийского океана, в Момбасе, конечно, жарче, но и отдых там пляжный.
  4. Отсутствие разницы во времени с Москвой.
  5. Красивые песчаные пляжи теплого Индийского океана.
  6. Комфортные регулярные рейсы с удобными стыковками.
  7. Спокойная эпидемиологическая ситуация. Риск заразится чем-либо там не выше, чем в Москве. Отдельно стоит подчеркнуть, что вспышка лихорадки Эбола случилась в западных странах Африки, которые территориально ближе к Европе, чем к Кении.

Когда ехать:

Кения интересна практически круглый год, за исключением дождливых месяцев влажного сезона (март — май). Любителям дикой природы особенно будет интересно в июле и августе. В это время миллионы антилоп гну и зебр мигрируют из Танзании в парк Masai Mara, форсируя реки с крокодилами, а все животные активны круглые сутки.

Кроме того, на севере Кении есть парк Samburu, где животные «территориальные», то есть они не мигрируют в течение года.

Можно выбрать активный треккинговый маршрут и даже совершить восхождение на вулкан Mount Kenya (5199 м), вторую по высоте вершину Африки  после Килиманджаро (5895 м). Маршрут проходит через экваториальный лес, полный животных, птиц и растений.

Отдыхать на побережье лучше всего в период с августа по октябрь.

Хочу поблагодарить организаторов нашего невероятного приключения — компанию Tourboss и ее руководителя и по совместительству президента «Сафари Арт клуба» Александра Холопова. За невероятную заботу о нас на просторах Кении отдельное спасибо Glory Safaris и ее руководителю Tufayn Mangal, а также рейнджеру Фрэнсису.

Спасибо вам за то, что Алиса периодически спрашивала: «Мама, а это не рай?» Я путешествую с детьми по разным странам с их шестимесячного возраста, но такой вопрос услышала впервые.